Love Like War

Объявление

Добро пожаловать!

На проекте вы узнаете о жизни двух совершенно разных стай (возможно, создадите свою) и о том, как же дальше будут развиваться их взаимоотношения. Love Like War - ролевой форум, в котором могут жить как волки, так и другие животные. Принимай участие в интересных квестах и становись частью сюжета нашего мир. Рейтинг нашей ФРПГ NC-17.  


Новости:

Середина июля. Примерно час дня. Белые кучевые облака изредка заслоняют собой солнце, а легкий ветерок чувствуется только в тени. Днём температура поднимается до +28°C, ночью же держится +10-13°C

Администрация:

Баннерообмен
Солнце встанет, когда ты будешь чист разумом.

WANTED

активист активист активист

   

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Love Like War » Стая Холодных Молний » Горная река


Горная река

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://s2.uploads.ru/GiAYZ.jpg

0

2

<Начало>
Странное время года. Только прошло лето, и вот уже выпал первый снег. Его совсем немного, даже небольшие сугробы вы вряд ли тут найдёте - посмотришь кругом и создаться впечатление, будто бы у кого-то из кармана случайно выпало немного белого порошка. Но чёрт, как же всё-таки приятно было наступать на этот самый "порошок" и от непривычки ощущать лёгкое жжение на подушечках лап. Шикааарно, - сладко проносилось в голове, а потом эхом отдавалось много-много раз, так что иногда появлялись мурашки, и волчице приходилось то и дело подёргивать плечами, чтобы на ходу от них избавиться. Противное чувство, что за противное чувство. Она захотела пить не так давно, но по мере её приближения к реке жажда усиливалась всё больше и больше, что начинало напрягать. Противно. Губы пересохли, то и дело приходилось их смачивать, проводя по ним тёплым и влажным языком. Волчица бежала рысцой, её обрубок некогда изящного хвоста ходил из стороны в сторону - верный признак того, что внутри кто-то сгорал от нетерпения. Река была уже совсем близко, потому что самка свернула на знакомую, протоптанную многими волками, тропу, было совершенно ясно, что она могла привести только к одному месту. Такое чувство, будто бы ты идёшь по дороге, которая вся, сплошь и поперёк, состоит из шкур убитых кроликов. Мне кажется, или стало мягче? Главное, вбить это себе в голову, главное - вбить. Так или иначе, но волчица стала бежать быстрее, сама того не замечая.
- Квии! Противный писк раздался совсем рядом. Она не успела добежать до реки несколько метров. Квии!-  Эс застыла на месте и стала прислушиваться: нужно было понять, откуда доносится звук? Квиии! - Он стал громче, пронзительнее, жалобнее. Что-то не так. Ей это определённо начинало не нравиться. Что-то определённо не так. Ей понадобился ещё один писк и несколько секунд, чтобы определить направление звука и ринуться в ту сторону - прямо в кусты. Ветки лезли в глаза, царапали морду, но разве кто-то обращал на это внимание? Совершенно нет. Нужно было во всём разобраться - это сейчас было главной задачей, а на мелочи, вроде колючих и приставучих лап кустов, можно было просто закрыть глаза.
Это оказался кролик, это кролик так пищал. Его мучили. Эс стояла на месте и смотрела, как её состайник кусал полуживое крошечное создание с пушистым мехом и мило подёргивающимся носиком, как это создание кричало, молило о помощи в предсмертной агонии на своём странном языке, как ему было больно. То, что это был именно состайник, а не кто-то другой Эс не сомневалось - об этом говорил его запах, который сразу ударил в нос, едва она показалась из-за кустов. Что он делает? - думала оно с отвращением. Он позорит Ловцов. Он нарушает правила. Собственно, одной из задач самки, как Офицера, являлось то, что она должна была следить за порядком в стае, должна была его поддерживать и регулировать. Этот волк, по её мнению, сейчас нарушал правила стаи - он играл со своей добычей, у кролика была долгая и мучительная смерть, что недопустимо. Он должен был быстро уйти из этой жизни, он не вправе..
- Так, так, так. Кто это у нас тут? Эсми сдвинула брови, ей не понравился этот тон. Маленький блюститель порядка, мм. Что,- серошкурый волк придавил кролика лапой, но тому, вероятно, было всё равно: он лежал полуживой, и его слабые подёргивания передней лапой были, наверное, единственными признаками его жизни- кролика жалко? И он улыбнулся. Мерзкое отродье, какое-то же ты мерзкое отродье. Чик, чик-чик-чик - кто-то начал потихоньку появляться.
- Ты знаешь законы. Зачем ты пошёл против них? Кролик должен был умереть быстро, ты не должен был.. Но она не договорила. Ей не дали договорить.
- Да-да-да, знаю я это. "Мы должны чтить добычу нашу, потому что благодаря ей мы живём и ходим по земле нашей". А что, если он уже был таким, когда я его нашёл, ааа? И снова эта улыбка: зловещая, страшная улыбка. У самки появлялось чувство, будто бы он был не в себе. Наверное, именно поэтому всё её тело напряглось, когда волк отпихнул маленькое безжизненное тельце кролика, которому, увы, не посчастливилось умереть достойно, как многим его собратьям, в сторону и медленными, размеренными шагами, с согнутой спиной, начал к ней приближаться. Ты же никому не докажешь, что это я его таким сделал? Малыш, я буду утверждать обратное. Мерзкая, грязная личность.  И эта личность кинулась, просто так взяла и кинулась на Офицера. Он был близко, сейчас он был сверху и с улыбкой смотрел на самку, как бы возвеличиваясь над ней. В это время в голове нашего маленького офицера вертелось одно лишь: "Он бессмертный или что?" Не ожидала такого, родная? А я ведь.. Несоблюдение законов, глупые прозвища, которыми он называл самку, настолько её вывели, что она начала давать отпор - сильно схватила "преступника" за ногу. Он просто стоял над ней, он её даже не прижимал к земле, так что освободиться, если это вообще можно назвать освобождением, труда не составило. Он взвыл - конечно, это было не приятно, но этим самым движением волчица выгадала себе момент - волк повернул голову вправо, зажмурился и просто-напросто открыл свою шею для самки. Она крепко хватила его возле шеи - он больше не называл её маленьким офицером. Да, он пытался стряхнуть её, да, пытался кусать, но челюстей она всё равно не разжимала.
Чик-чик, чик-чик-чик - на смену пришёл кто-то другой. Пропала милость, пропало всё: в висках отдавала противная боль. Когда этот придурок, а по-другому его и назвать-то нельзя, напал на неё, когда опрокинул, то Эсми сильно так приложилась затылком о камень. Чувство такое, будто бы там лежал один только камень, и угадайте, кто его нашёл? Кто нашёл это валун, а? Сейчас вся голова болела, а что касается настроения, то хотелось то смеяться, то плакать. Две личности в теле волчицы сейчас боролись за место под солнцем, и пока победителя определить было сложно.
Она отпустила его, он убежал. Трус. Она запомнила его запах, его внешность - не составит труда доложить о нём начальству. Сейчас то, что её мучило - это не столько нарушение закона и такое хамское отношение с Офицером, сколько ноющая, не пропадающая боль в затылке, которая волнами передавала неприятные ощущения ко лбу, вкупе с резкой сменой настроения. Присев на землю, низко опустив голову и закрыв глаза, Эсми пыталась прийти в себя. Она сильно кусала губы, отдалённо начав догадываться, кто выйдет победителем в этой борьбе личностей.

+2

3

<начало>
Лето покинуло территорию Леса, уступило свое место осени с её холодными ветрами, влажным запахом пожухлой травы и обманчиво ярким солнцем, таким скупым на тепло в это время года. Горные склоны осыпал первый снег, белоснежный, как шкура маленьких волчат, появившихся на свет в конце лета и не успевших еще сбросить первый детский подшерсток. Массивные ватные облака проплывали над горными хребтами на юг, гонимые промозглым северным ветром, и Лютый поднял голову вверх, провожая их безразличным взглядом. Скоро за ними вслед потянутся гуси и тонконогие журавли, скоро плотное белое покрывало укутает эту землю, пропадут вечерние туманы, сменятся вьюгами и метелями, и здесь, возле склонов северного хребта появятся стада карибу. Крупные, наевшие за лето круглые жирные бока, эти олени явятся сюда за ягелем, запах которого рогатые твари чуют даже под снегом. Самцы станут биться за самок, разбегаясь и сталкиваясь грудь в грудь, сцепляясь ветвистыми рогами, теряя бдительность перед основным инстинктом продолжения рода. Скоро здесь будет большая охота.
Эти мысли веселили Лютого, он хищно скалился, неспешной трусцой спускаясь со склона, чувствуя, как из пасти вот-вот потечет горячая слюна. Но он был сыт еще вчерашним ужином, кое-где на его морде еще виднелись побуревшие следы кабаньей крови, сейчас офицер хотел пить, и путь его лежал в низину, к реке. Широкие лапы ступали неслышно, оставляя за собой хорошо заметные на первом снегу следы, волк двигался давно знакомой тропой, чуть сгорбившись, опустив голову ближе к земле, то и дело подергивая подвижными ушами. Лютый улавливал хорошо знакомый ему запах - этой же тропой прошли недавно еще два волка из его стаи. Один из запахов, более свежий, наверняка принадлежал Эсми, бетте-офицеру, - очевидно, волчица опережала Лютого всего на несколько минут, - второй запах он не смог различить наверняка, его перебивали резкие ноты крови и гнили, но скорее всего какой-то дельта прошел этой дорогой пару часов назад.
Чуткие уши уловили шум впереди, за кустами, и Лютый на мгновение замер, держа на весу переднюю лапу. До него доносились звуки потасовки двух волков, повстречавшихся возле реки, и Лютый, сделав еще пару бесшумных шагов вперед, остановился за кустами, наблюдая за происходящим через густые ветви. Эсми ругалась с дельтой то ли из-за добычи, то ли... Лютый присмотрелся и увидел несколько растерзанных маленьких тушек, разбросанных у реки, еще один умирающий кролик был прижат к земле сильной лапой серого дельты. Офицер ощерился, прижимая уши: стая охотилась только вчера, и трапеза их была богатой - здоровенный секач, загнанный волками в горное ущелье, был достаточным ужином, и волки, без сомнения были сыты. Значит, серый ублюдок попросту развлекался, убивая кроликов, он и не думал их есть. Нельзя сказать, чтобы Лютый испытывал жалость к добыче, нет, сам он убивал без сожаления, быстро и жестоко, но убивать просто так, ради забавы или спортивного интереса, на пороге зимы, когда охотиться в глубоком рыхлом снегу будет с каждым днем все тяжелее, попусту переводить добычу только ради того, чтобы наиграться с ней - это было недопустимо.
Несомненно, в разыгравшемся скандале Лютый занял бы сторону Эсми, тем более, что дельта вел себя неуважительно по отношению к старшей волчице, однако вступать в конфликт офицер не спешил: Эсми была моложе его, и он еще ни разу не видел её в деле, хотелось узнать, как она проявит себя. К тому же ему хватило бы одного прыжка, чтобы оказаться рядом и самому вступить в схватку. Между тем, конфликт все разгорался, нарушитель явно распалился ссорой и, думая, что здесь у реки их только двое, надеялся взять волчицу нахрапом - он был немного крупнее и первым сделал выпад, сбив самку с ног, повалив на землю и насмешливо скалясь, нависая над ней. Но то ли природная трусость, то ли робость перед представителем более высокого ранга заставляли серого медлить, и это сыграло на руку Эсми: она вывернулась, взмывая вверх, а прицельный укус пришелся почти в шею, чуть пониже загривка. Лютый довольно усмехнулся, облизнувшись, и одобрительно качнул крупной головой: молодец, офицер, не облажалась.
Потерпевший позорное поражение дельта при первой же возможности отскочил в сторону и поспешил скрыться от взора волчицы, которая после схватки выглядела как будто растерянной. Лютый сделал шаг, раздвигая тугие ветви кустарника, и ступил на тропинку, ведущую к воде, внимательно глядя на Эсми. Её реакция казалась ему странной, может быть, удар, полученный ей при падении, был слишком силен?
- Ты в порядке? - спросил волк негромко, склоняясь к реке, и глядя на самку вполоборота. - Эй, что с тобой?

+2

4

Чик-чик, чик-чик-чик - она была рядом, была настолько близко, что волчице казалось, будто бы она чувствовала её тёплое дыхание у себя за спиной. Дыхание её было спокойным, плавным, а воздух, выдыхаемый ею на шею, был таким горячим, жгучим, неприятным. Она улыбалась, то и дело начиная коварно смеяться, то неожиданно замолкая, то начиная вновь. Эсми не видела её, да и не могла бы при всём своём желании: как же можно увидеть себя самого со стороны? Ответ один - никак; можно лишь почувствовать, ощутить. Волчица ощущала, она слышала противное чиканье, слышала этот хриплый, но томный голос, который чего-то хотел, чего-то желал. Он хотел то, что Эсми в жизни бы не захотела: он хотел острых ощущений. Ходить по краю обрыва, бежать на полной скорости прямиком к оленьим рогам, со всей силы кусать себя - вот вам примеры острых ощущений. Чик-чик-чик, - она шептала, была так близко, так рядом. С каждым разом, с каждой, казалось бы, секундой голос становился всё громче, увереннее, настойчивее, и даже если до этого момента Эс могла где-то на фоновом различать какие-то слабые мольбы о помощи, удивление, даже толику страха, то сейчас всё стихло. Она услышала победный хриплый смех у себя в голове - а дальше картина мира изменилась.
Волчица открыла глаза и улыбка начала медленно расползаться по её морде. А вот и я. Облизнувшись, Эсми подняла морду и вопросительно уставилась на новоприбывшего, его запах теперь заполонил всё пространство вокруг неё. Всё, что она ощущала - запах Лютого и слабые нотки воды. Так, так, так. Кто же это у нас здесь? Слегка наклонив голову вправо и повернувшись в полоборота к самцу, Эс начала внимательно его разглядывать. Довольно высокий, всяко выше меня. Ходячая гора мускулов с симпатичной мордахой, на которой.. - глаза волчицы блеснули непонятным огнём, увидев бурые пятна на белоснежной шкуре. Сама того не замечая, она громко ахнула, а после широко улыбнулась, не сводя при это своего пристального взгляда с самца. Какое он чудо! Лютый кого-то убил, а Лютый кого-то убил, ха-ха-ха. Звонкий и заливистый смех стал отдаваться эхом в голове, так что волчице пришлось встряхнуть головой, чтобы он замолчал. Она заметила следы крови на морде состайника, и всё остальное сразу же перестало её интересовать, померкло за считанные секунды. Хочу себе такие же. Хочу, хочу, хочу. Внизу живота предательски стянуло, что заставило волчицу немного изогнуться. Всё её существо требовало острых ощущений, она хотела адреналина, хотела почувствовать боль и просто-напросто развлечься. Давай попробуем что-нибудь поделать с ним. Давай, включай своё женское обаяние, Эсми. Мне нужны ощущения, сильные ощущения, что-то вроде любви или ненависти, и ты мне в этом поможешь. Слабая попытка вырваться из этого состояние, слабая попытка прийти в норму. Я сказала: "Поможешь". Глупая, не стоит сопротивляться. Будет весело и приятно, я тебе это гарантирую. Аккуратно встав со своего места, самка направилась прямо к белошкурому, чтобы ответить на его вопрос. Приблизившись, она едва качнула головой, в знак приветствия, и слегка улыбнулась, а после села возле него, села справа, уставившись мордой своей к морде самца.
- Со мной всё хорошо, спасибо, что спросил. Ты.. Думаю, что ты точно видел, что тут произошло, так что скажу сразу: когда этот серошкурый опрокинул меня, то я сильно приложилась головой о камень. Думаю, у меня будет шишка. Она указала лапой на лоб, а потом, слегка задержав её в воздухе, осторожно дотронулась до рта самца. А это у нас что такое? Вчерашняя добыча всё ещё даёт о себе знать, не так ли? И она ухмыльнулась, показывая Лютому свои зубы. Глаза её внимательно наблюдали за самцом, и в них таилась скрытая насмешка, голова была наклонена чуть вбок, уши повёрнуты к Лютому. Она ожидала чего-то, замерла в таком трепетном ожидании, в котором обычно оказываются щенки, когда ищут своих спрятавшихся в лесу друзей. Почему-то ей казалось, что сейчас она снова обо что-то ударится.

+1

5

Лютый опустил морду к самой воде, втягивая носом аромат прохлады и свежести. Пройдет не один месяц, прежде чем ледяные объятия скуют её - сперва на высоком склоне, где горная река  берет свое начало, а потом и само русло в долине, у подножья северных гор. И только здесь, у излучены, где всю зиму будет самое яркое солнце, вода покроется совсем тонким слоем хрупкого льда, оставаясь местом паломничество всех местных обитателей. И излюбленным местом охоты стаи Ловцов: пересечь русло по тонкому льду смогут только мелкие звери, крупные же будут вынуждены делать переход возле северного склона, где, оказавшись загнанными в ущелье, будут обречены. А те глупцы, что все же рискнут перейти реку у излучины, имеют все шансы застрять в полынье - от мыслей об этом у Лютого как будто снова разгорался аппетит: нет участи страшнее, чем быть съеденным заживо, не сумев выбраться из ледяного плена.
Волк сделал несколько глотков, лакая воду подвижным розовым языком, и то и дело скалясь, облизывая клыки. Эсми приблизилась и сидела теперь рядом с ним, так что самец видел её боковым зрением, стараясь не упускать из виду - её поведение казалось странным, Лютый не мог понять наверняка, но что-то в её взгляде и её манерах изменилось и теперь настораживало его. Он закончил пить и облизнулся, усаживаясь у реки и обращая к волчице внимательный взгляд. Он не мог припомнить, чтобы  прежде оставался с ней наедине, а теперь готов был поклясться, что от её ухмылки шесть у него на загривке так и норовила стать дыбом.
- Ублюдок намусорил здесь, - рыкнул Лютый, кивая на тушку истерзанного кролика, который, судя по всему, наконец-то испустил дух. - Ты отлично его проучила.
Он был уверен, что этой его похвалы вполне достаточно, и подумывал уйти, не докучая соратнице своим присутствием, но прикосновение волчицы заставило его замереть на месте, словно парализованного. Поняв, что она имеет в виду вчерашние следы запекшейся крови на его морде, волк инстинктивно облизнулся и медленно подался назад, ощетиниваясь и заметно обнажая белые зубы. Шерсть на загривке приподнялась, так что самец казался теперь еще крупнее. Секундная растерянность сменилась интересом: он не понимал, чего хочет волчица, но эти заигрывания почему-то подогревали его любопытство.
Лютый цапнул лапой разорванный трупик маленького зверька, все еще теплый, истекающий кровью, и подтащил поближе, оставляя между собой и волчицей. Кролик был уже мертв, а бросать мясо гнить под еще теплым солнцем было бы опрометчиво. К тому же кровавая забава, казалось, вполне соответствует интересам самки. Волк хищно ощерился, в глазах сверкнули озорные огоньки. Не отводя взгляда от хитрых глаз Эсми, он прикусил заднюю часть кролика, отчетливо услышав, как хрустнули под мощными челюстями тонкие позвонки. Уже темная, густеющая, но все еще теплая кровь ручейком побежала по белой шерсти, Лютый с удовольствием облизнулся, поглядывая на Эсми.
- Вчера была славная охота. Но ведь ты и сегодня не прочь поразвлечься, да?

Отредактировано Лютый (20 августа, 2016г. 00:21:13)

+2

6

Он стоял, не двигался и внимательно следил за каждым движением самки, явно ожидая последующего шага, что волчицу лишь сильнее забавляло. Он как большая мягкая игрушка.  Она всё так же держала лапу у его рта, старалась не прижимать слишком сильно, чтобы не возникло какого-нибудь дискомфорта, отчего морда самца приняла какую-нибудь глупую гримасу, которая бы так не понравилась Эс. С другой стороны, - рассуждала волчица- разве может этот "большой и страшный" поморщиться от моего сильного нажатия? Дай Мир, если он вообще это заметит, и уж тем более, тем более, как-нибудь отреагирует. Пристальный взгляд ореховых взгляд старался изучить каждую шерстинку, покрытую тёмно-красным оттенком. Это мне в нём особенно нравится. Заключила про себя волчица, а тем временем волк подался назад и ощетинился, приподнимая шерсть на загривке, отчего стал выглядеть устрашающе. Как будто бы до этого было недостаточно. "Надо больше, надо больше мощности и опасности во мне, агррх". Да, она пародировала его голос у себя в голове, при этом едва заметно подёргивая плечами.
- Какой большой и страшный, - произнесла волчица радостным голосом. Боюсь-боюсь. А затем, подмигнув, добавила: Ты только никому не говори, а то я всё-таки Офицер, как-никак. Договорились.. Взгляд стал нежным, само выражение лица было каким-то приторно сладким. Лютый? Его имя было произнесено таким голосом, словно бы она заключала сделку с каким-то страшным чудовищем, в которого при этом была сильно-сильно влюблена, а этим самым чудовищем, как можно было понять, был её состайник. Так нежно, трепетно, но в то же время уверенно.
Эсми не сводила взгляда с волка, который решил подтащить поближе уже безжизненное тельце кролика. В груди что-то кольнуло, это что-то заставило самку нахмуриться и внимательно уставиться на тушку. Он умер неправильно. Так не должно было случиться. Серошкурый должен быть наказан, - такой знакомый, такой родной голос, он как будто бы олицетворял доброту и справедливость в сознании самки, но сейчас всё существо Эсми боролось с ним, отвергало, как присоединенную к организму чужую руку отвергает организм. Неет, только не ты. Ты опять испортишь всё веселье. Этот голос отличался, он звучал, как голос обиженного подростка. Опять правила, бла-бла-бла. Не хочу, это скучно. Давай веселиться! Сказано так уверенно, так резко, что взгляд самки прояснился, и в нём снова появилась та скрытая насмешка. Она начала быстро моргать, чтобы собрать мысли в кучку и сфокусировать взгляд на своём собеседнике. Он облизывался, слизывал густую тёплую кровь, которой сейчас был перепачкан его рот. И тут Эсми боролось с желанием резко податься вперёд и начать тыкаться носом в морду самца, при этом выкрикивая, так по-детски: "А мне, мне? Я тоже хочу." или же упасть на спину и начать елозить по земле, показывая самцу свой живот. Немного подумав, она решила не делать ничего.
- Вчера была славная охота. Но ведь ты и сегодня не прочь поразвлечься, да? Последние слова заставили мурашки пробежаться по спине, и нервно сглотнуть. Хороший мальчик, очень хороший мальчик. В голове, между тем, начали проноситься моменты из вчерашней охоты: группа волков, потасовка, запах крови, победное и запыхавшееся "ура", мёртвое животное. Кабан был и вправду вкусным, очень вкусным, а главное - сытным. В рту появился вкус мяса, крови - начало сосать под ложечкой. Оставим это, оставим на потом. Волчица встала и начала медленно обходить волка с левой, для себя, стороны, перед этим осторожно переступив через кролика.
И что же ты понимаешь под развлечением? Я могу попросить тебя съесть этого кролика, при этом не облизываясь, так что получу эстетическое наслаждение, смотря на то, как кровь медленно стекает по твоему подбородку и капает на землю. Я могу сама слизать эту кровь, и снова получу наслаждение. Она хищно улыбнулась, а затем, дойдя до хвоста Лютого, повернулась влево и начала медленно подходить к его плечу. Конечно, мы можем заняться чем-нибудь другим, чем-то, - она стояла рядом с Лютым, стояла очень близко. Эсми уже не улыбалась. Понизив голос, самка продолжила говорить, смотря при этом на большое светлое ухо- что захочешь ты. Я против не буду, только за. Проведя своим тёплым и влажным языком по уху самца, она шёпотом спросила: Так чего же ты хочешь?

0

7

Лютый стоял как вкопанный, наблюдая за тем, как волчица неспешно обходит его вокруг, не сводя с него томного взгляда. Он следил за каждым движением самки, видел, как медленно и мягко она переставляет лапы, всякий раз бесшумно опуская их на землю, усыпанную плотным хвойным ковром и едва заметно подернутую сахарной пудрой первого снега. Волк был изумлен тем, как удивительно преобразилась Эсми: все то время, когда ему удавалось наблюдать её в стае, она казалось Лютому бесхитростным, спокойным и даже, как будто, немного робким созданием. Она редко участвовала в шумных играх стаи, предпочитая уединенно лежать на склоне, часами наблюдая движение по небу белоснежных облаков, волк ни разу не замечал Эсми в компании других самцов и знал наверняка, что у нее нет партнера. Сейчас же ему казалось, что рядом с ним ходит, едва ли не роняя слюну от жадного возбуждения, совершенно другая волчица.
Самка снова заговорила, сладко оскаливаясь в ехидной полуулыбке и демонстрируя свои белоснежные клыки. Лютый дернул ушами и тоже оскалился, чуть пригибаясь к земле на напряженных лапах: он мог только догадываться о том, чего от него хочет волчица, и все же её поведение заставляло офицера быть начеку - все это напоминало игру перед охотой, когда, желая подогреть собственный азарт, хищник куражится, раззадоривая себя. Только вот Лютый никак не мог понять, приглашают ли его к этой забаве, или же выбрали в качестве жертвы. В любом случае, был загнанным в угол он не желал.
Волк слегка повернул голову, продолжая следить за передвижением Эсми, и, когда самка остановилась, оказавшись теперь настолько близко, что Лютый чувствовал на своей шкуре её горячее дыхание и готов был поклясться, что слышит, как участился её пульс, самец перехватил её насмешливый взгляд своим цепким взглядом. Ему было хорошо известно поведение самок, готовых к связи с самцом: они демонстрировали свою заинтересованность, подогревая интерес ленивой игрой в недотрогу лишь для того, чтобы потом снова проявить покорность, укладываясь на землю и не смея прямо глядеть в глаза избранному партнеру, демонстрировали живот и шею, выражая готовность принять в себя самца. Но все то, что сейчас делала Эсми, скорее походило на начало какой-то неизвестной Лютому игры. Волчица явно заигрывала с ним, дразня и раззадоривая так беспардонно и нахально, что волк ярился сейчас от собственной растерянности.
Горячий язык волчицы коснулся его уха, а вкрадчивый шепот обжег, пробирая до костей - Лютый почувствовал, как все его напряженное  тело сотрясла сладкая дрожь. Самец глухо зарычал, легенько опрокидывая Эсми на мягкую хвою, и, возвышаясь над ней, слегка прижал передней лапой - он не хотел причинять волчице боль, только показать своё превосходство.
- Ты лучше не играй со мной, - хрипло прорычал он, наклоняясь так близко, что мог почувствовать кончиком носа пушистую шерсть её морды. - Мне хватило бы сил перекусить тебя пополам, как того дрянного кролика, - Лютый усмехнулся, чуть сильнее надавливая лапой на грудь Эсми. - Я чувствую, как ты пахнешь... как пахнет твоя кровь... - волк облизнулcя и слюна, еще окрашенная алой кровью несчастного кролика, несколько раз капнула на светло-бурую морду самки.

Отредактировано Лютый (20 августа, 2016г. 17:16:27)

0

8

Глухое рычание самца заставило Эсми высоко вздёрнуть свои брови и вопросительно на него уставиться, дескать, чего рычишь? Она наблюдала за ним, возможно, сейчас в её действиях было много неосторожности, глупости, какой-то игры, исход которой она и сама не могла предугадать, так что поэтому вела себя так развязно, пошло, вела себя так, как вовсе ей несвойственно. Точнее, обычно не свойственно. Где-то глубоко внутри что-то стучалось, что-то просилось наружу, искало выхода. Эти постукивания были настолько слабы и ничтожны, что не составляло труда игнорировать их, однако, ка бы глухи они ни были, они были, и они не замолкали, кто-то уверенно стучал без остановки, вероятно, пытаясь привлечь к себе внимания. Игнорировать это, конечно, можно было, но порой самка всё равно обращала на это внимание и начинала нервничать, ибо ей вовсе не нравилось то, что это не прекращается, что-то кто-то уверенно борется за место под солнцем, кто-то хочет вернуться в самый неподходящий момент.
Самец опрокинул самку на хвою, ставя ей на грудь свою могучую лапу. Эс не был больно, да и сам Лютый, по-видимому, не хотел причинять волчице боль, он, возможно, тоже лишь играл, что-то проворачивал, но тем не менее, как только лапа оказалась на груди волчицы, а сама она лежала на земле и сейчас снизу вверх смотрела на самца, полуприкрыв веки и едва повиливая своим обрубком, по телу пробежала дрожь, что иногда заставляла волчицу чуть изгибаться. Хорошо, очень хорошо. Ей было приятно вот так вот оказаться снизу, сразу почувствовать над собой какую-то силу, что-то, что было гораздо сильнее её, выше, но, как бы ей не было по нраву, ей чего-то не доставало, чего-то не хватало. Больнее, я хочу, чтобы было больнее.
- Ты лучше не играй со мной, - проговорил самец, после чего наклонился так близко, что почти касался своим лбом лба волчицы. Внутри живота у Эс что-то стянуло, назойливый голос в голове шептал: Блииже, ещё блииже. Мне хватило бы сил перекусить тебя пополам, как того дрянного кролика, Эс улыбнулась, она ничуть в этом не сомневалась. Она знала характер Лютого, знала, что он вовсе не был святым одуванчиком или безобидной птахой. Он был жестоким, сильным и опасным. Собственно, именно из-за той опасности, которую внушал волк, из-за того, что многие его боялись или обходили стороной, Эс и нравилось поддразнивать его. Тем временем, он стал сильнее придавливать самку к земле, нежели раньше. Эс ничего не предпринимала, просто смотрела за самцом, ожидая дальнейшей реакции.
- Я чувствую, как ты пахнешь... как пахнет твоя кровь... И при словах этих несколько капель слюны упало на морду самки, отчего та блаженно закрыла глаза и начала улыбаться. У каждого свои странности, это известно всем, но то, что чьи-то слюни сейчас были на морде, Эс ощущала их очень даже хорошо, приносило волчице истинное наслаждение, тогда как в обычной жизни поспешила бы их сразу убрать. Она облизнулась, медленно провела своим языком по губам и постаралась достать чуть выше.
- Кому-то нравится быть сверху, дааа? Пропела волчица, после чего позволила себе ненадолго посмеяться. Поберегись, ковбой. Я же тоже могу запрыгнуть на тебя, и тогда - самка ухмыльнулась - посмотрим, кто ещё будет сыпать угрозами. Ты.. - открыв глаза, Эс вперилась своим взглядом в глаза Лютого - хочешь меня? Говорит ли так кто-то из самок, будучи оказавшись в таком положении, в котором сейчас нахожусь я? Забавно, очень забавно. Как дерзко, как неосторожно. В душе стали явственнее слышаться удары, скрипы. Кто-то отчаянно пытался выбраться наружу, и уже был на полпути к этому. Кто-то скоро должен был появиться, а разгорячённое и возбуждённое тело самки, поддавшись эмоциям, не смогло бы сдержать то неизвестное, что пыталось выбраться и взять ситуацию под контроль, помог избежать ошибок. Или мы только и можем, что сыпать угрозами? На морде опять появилось то приторно сладкое выражение, которое было совсем недавно, в глазах откуда-то взялась нежность. Эс начала проводить своим влажным и тёплым языком от подбородка и медленно, поднимаясь всё выше и выше, закончила сей путь на носе. Она сама была разгорячена, по телу то и дело пробегала дрожь, которая, похоже, была в сговоре с тем чувством внизу живота. Эс едва заметно выгибалась, проводя языком по Лютому, она не хотела этого показать, скрывала этого, но, почему-то ей казалось, что волк что-то всё-таки успел заметить.

0


Вы здесь » Love Like War » Стая Холодных Молний » Горная река


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC